• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Молитва Молитва в храме

Кафедральный собор Святых Новомучеников и Исповедников Российских и Святителя Николая в г. Мюнхене

Русская Православная Церковь Заграницей

Молитва в храме

E-mail Печать

Если желаешь молиться, то тебе нужен Бог, дарующий молитву молящемуся.

Помолиться и дома конечно возможно; но такъ помолиться, какъ въ церкви, невозможно.
Если же молитва одного такую имеетъ силу, то темъ паче молитва въ союзе со многими. У этой больше силы и больше дерзновенія, чемъ у той, которая дома бываетъ, наедине.

О молитве: - 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7 - 8 - 9 - 10 - 11 - 12 - 13 - 14 - 15 - 16 - 17 -

Всякое место по сравненію съ домомъ Божіимъ есть селеніе грешниче.

Иной говоритъ: мы содержимъ церковь, службы у насъ идуть обычнымъ порядкомъ, мы собираемся и молимся. Чего еще?!—Все это хорошо; но не однимъ этимъ надо хвалиться, а тѣмъ, если отъ этого среди васъ возвышается благочестіе, если всякой разъ отходимъ изъ церкви  домой  съ  пользою,  собравъ болѣе или менѣе плодовъ.

Не малая добродѣтель, когда кто можетъ входить въ храмъ и, входя покланяться съ чистою совѣстію. Не въ томъ дѣло, чтобъ только войти въ храмъ и преклонить колѣна, но въ томъ, чтобы войти съ душею усердною и съ умомъ внимательнымъ, чтобы пребывать въ немъ не тѣломъ только, но и душею.

Божій домъ, исхищая входящихъ въ него отъ мятежа житейскихъ делъ, какъ отъ бури, даетъ имъ стоять въ великой тихости и безмятежности и слушать слово Божіе. Место сіе есть настроеніе къ добродетели, училище любомудрія, не во время только собранія, когда слушаются Писанія, предлагаются духовныя поученія, и предстоятъ почтеннейшіе отцы: но и во всякое другое время войди только въ преддверіе (нартикъ, паперть), и тотчасъ отложишь житейскія заботы. Войди внутрь и тотчасъ веяніе некое духовное обыметъ душу твою. Тишина, въ немъ царствующая, производитъ трепетъ отрезвляющій и располагаетъ любомудрствовать, возбуждаетъ умъ, отбиваетъ память о всемъ здешнемъ, и переноситъ тебя съ земли на небо.

Если же безъ богослуженія такая польза отъ присутствія здесь; то, когда слышится гласъ пророковъ, когда благовествуютъ Апостолы, когда Христосъ бываетъ посреде, когда Отецъ пріемлетъ бывающее здесь жертвоприношеніе, когда Духъ Святый исполняетъ духовнымъ веселіемъ, какими благами насытясь отыдутъ отсюда присущіе здесь! Отсутствующіе же какой потерпятъ ущербъ!

Но что и те, которые домашнія выставляютъ намъ дела и говорятъ о неотложныхъ тамъ надобностяхъ, не могутъ ожидать снисхожденія, когда однажды въ неделю будучи сюда призываемы, и тутъ духовное не хотятъ предпочитать земному.

Причины те точно уважительны; но когда Богъ зоветъ, цены не имеютъ. Всякая нужда должна отступать предъ Богопочтеніемъ. Почти Бога; потомъ обращай попеченіе и на другое.

Тогда какъ святые, находясь въ пещи, въ огне, во рве, среди зверей, въ тине, въ узилище, въ ранахъ, при безчисленныхъ боляхъ и страданіяхъ, ничего такого не выставляютъ въ извиненіе, но съ пламеннымъ усердіемъ проводятъ время въ молитвахъ и въ пеніи священныхъ песней, мы ни мало, ни много, не терпя ничего подобнаго сказанному, изъ-за небольшаго жара и пота, даемъ себе дерзость нерадеть о своемъ спасеніи, и оставя священное собраніе, блуждать вне.

Нетъ, нельзя, никакъ нельзя улучить какое либо прощеніе тому, кто столько нерадивъ и безпеченъ, хотя бы онъ неисчетныя выставлялъ житейскія нужды. Ктому же не знаешь разве, что если ты, пришедши сюда, поклонишься Богу и пробудешь здесь всю службу, то дела, которыя у тебя на рукахъ, потекутъ благоуспешнее? Житейскія у тебя есть заботы. Но для того и спеши сюда, чтобы, Божіе стяжавъ благоволеніе ради молитвеннаго здесь пребыванія, выдти отсюда съ благонадежіемъ на успехъ, чтобы Бога возъиметь споспешникомъ себе въ борьбе съ затрудненіями, чтобъ, въ силу вспомоществованія вышнею десницею сделаться необоримымъ для демоновъ.

Если сподобишься здесь отеческихъ (іереевъ) молитвъ, если причастишься силы общей молитвы, если послушаешь словесъ Божественныхъ, если привлечешь Божію помощь, если такими огражденный оружіями, выйдешь отсюда; то самъ діаволъ даже воззреть на тебе не возможетъ, а не только люди злые, у которыхъ только и заботы, какъ бы кого искусить и оклеветать.

Когда молимся, тогда наипаче нападаетъ на насъ злобный къ намъ діаволъ. Видитъ онъ величайшую намъ пользу отъ молитвы; почему всячески ухитряется сдѣлать, чтобъ мы воротились отсюда изъ церкви домой съ пустыми руками. Знаетъ онъ, добрѣ знаетъ, что если пришедшіе въ храмъ приступятъ къ Богу съ трезвенною молитвою, выскажутъ грѣхи свои и теплою сокрушатся о томъ душею, то отойдутъ отсюда, получивъ полное прощеніе: человѣколюбивъ бо есть Богъ. Почему предупреждаетъ отвести ихъ чѣмъ либо отъ молитвы, чтобъ они ничего и не получили. И это дѣлаетъ онъ, не насилуя, но мечтаніями пріятными развлекая умъ и чрезъ то наводя лѣность къ молитвѣ.

Многіе говорятъ: когда бываемъ здѣсь въ храмѣ, и слышанное принимаемъ къ сердцу, тогда приходимъ въ себя; а какъ скоро удалимся отсюда, становимся опять другими, и огнь ревности въ насъ гаснетъ. Чѣмъ же предотвратить сіе? Устраненіемъ того, отъ чего это происходитъ. А отъ чего оно происходитъ? Отъ того, что, по выходѣ отсюда, занимаемся, чѣмъ не должно, и проводимъ время съ худыми людьми.

По выходѣ изъ церкви не слѣдуетъ намъ приниматься за дѣла, непристойныя церкви, но, пришедши домой, надобно, взять книгу Писаній, и вмѣстѣ съ женою и дѣтьми привести на память, что было говорено, потомъ уже приступать къ дѣламъ житейскимъ.

Сдѣлался ли кто лучше, бывая такъ многократно въ церкви? Вотъ о чемъ надо заботиться.

Когда бываете вы въ церковныхъ собраніяхъ, къ вамъ бесѣдуютъ Пророки, Евангелисты, Апостолы,—и всѣ они предлагаютъ вамъ спасительные догматы и убѣждаютъ къ исправленію нравовъ. Что же? Насколько уроки сіи вошли въ вашу жизнь?, а вы какую пріобрѣтаете пользу отъ пребыванія въ церкви? Или вы считаете верхомъ благочестія одно хожденіе въ церковь?! Нѣтъ,— этого мало.

Радуюсь тому, что вы часто бываете въ церкви; но прошу и умоляю, старайтесь не о томъ только, чтобы приходить въ церковь, но чтобы и отходить домой, получивъ какое-либо врачество противъ своихъ страстей.

Въ древности всѣ сходились и пѣли вмѣстѣ: это мы дѣлаемъ и нынѣ; но тогда во всѣхъ бѣ сердце и душа едина (Дѣян. 4, 32), а нынѣ даже въ одной душѣ не видно такого согласія, но вездѣ—великая брань.

Церковь — не лавка, не торжище, но мѣсто Ангеловъ, мѣсто Архангеловъ, царство Божіе, самое небо. Еслибы кто-нибудь отверзъ небо и ввелъ тебя въ него, то ты не осмѣлился бы разговаривать, хотя бы увидѣлъ отца, хотя бы брата: такъ точно и здѣсь не должно ни о чемъ говоритъ: ибо здѣсь—небо. Коли не вѣришь, то посмотри на эту трапезу, вспомни, для Кого и для чего она поставлена: помысли, Кто приходитъ сюда,—и страшись даже прежде того времени.

Будемъ тщательно собираться въ церковь на молитву и молиться другъ за друга. Дѣлая сіе, мы и заповѣдь исполнимъ (Іак. 5, 16), и въ любви преуспѣемъ, и научимся усерднее благодарить Бога. Ибо кто за благодѣянія, другимъ оказанныя, благодаритъ Бога: тотъ тѣмъ паче за свои будетъ благодарить Его.

После того, какъ ниспалъ человекъ въ грехъ, а чрезъ грехъ въ смерть и во все, что достойно смерти, — не презрелъ его, но сперва далъ ему законъ, для охраненія его и попеченія о немъ приставилъ Ангеловъ, для обличенія порока и наученія добродетели посылалъ пророковъ, порочныя стремленія пресекалъ угрозами, усердіе къ добрымъ деламъ возбуждалъ обетованіями,— а потомъ, когда мы и при всехъ такихъ пособіяхъ, оказались неисправимыми, благоволилъ воззвать насъ отъ смерти и оживотворить въ Господе нашемъ Іисусе Христе предивнымъ некіимъ домостроительствомъ.

Сего ради все: и лица священного сана, и миряне, и монахи, восстав от сна, прежде всего должны воспоминать о Христе и об Нём помыслить, принося Ему сие первомыслие, как жертву, яко Им спасённые, Его имя носящие, в Него облекшиеся во святом крещении, Им запечатлённые во святом миропомазании, Его Тела и Крови причащающиеся и чрез то членами Его делающиеся, и храмом, и живущим Его в себе имеющие.

В священном месте молитвы молись не как фарисей, но как мытарь (Лк. 18:10-14), дабы и тебе быть оправданным Господом.

Почему надобно молиться с глубоким молчанием не для того только, чтоб предстоящих братий не отклонять от молитвы и не возмущать из молитвенных чувств своим шепотом или возгласами, но и для того, чтоб от самых врагов наших, наветующих нам, особенно когда молимся, укрылось намерение (предмет) нашей молитвы.

Когда вижу кого ненасытно емлющимся за богослуженіе и лишеніе частой молитвы почитающимъ однимъ изъ величайшихъ потерь и ущербовъ, то удостоверяюсь, что онъ есть верный подвижникъ всякой добродетели, есть храмъ Божій.

Поклонитеся Господеви во дворе святемъ Его (Пс. 28, 2). Дворъ Господа —  святая церковъ. Надобно покланяться Господу не вне святаго двора сего, но находясь внутри его, чтобъ оставаясь вне и увлекаясь внешнимъ, не превратить въ ничто пребыванія своего во дворе Господа. Ибо многіе по наружности стоятъ на молитве, но не суть во дворе, потому что мысль ихъ носится туда и сюда, и умъ развлеченъ суетною заботою.

Кто въ храме Божіемъ, тотъ не злословитъ, и не слова о суете и срамныхъ вещахъ износитъ изъ устъ, но въ храме Его всякій глаголетъ славу. Здесь стоятъ св. Ангелы и записываютъ твои слова; здесь самъ Господь,— и назираетъ расположеніе   входящихъ.   Молитва   каждаго   открыта предъ Богомъ: Ему открыто, кто по расположенію, кто разумно проситъ небеснаго, кто только для вида, одними краями устъ, выговариваетъ слова, и сердце его далеко отстоитъ отъ Бога, кто хоть и молится, но проситъ лишь здоровья телеснаго, богатства вещественнаго, славы человеческой.

Въ храме же Божіемъ надлежитъ преимущественно глаголать славу Божію.

В церкви на молитве стоять полезно с закрытыми очами во внутреннем внимании; открывать же очи разве тогда, когда уныешь или сон будет отягощать тебя и склонять к дреманию; тогда очи обращать должно на образ и на горящую пред ним свечу.

Всякая тварь, и молчащая и говорящая, и премірная и земная, славитъ Создавшаго. А жалкіе люди, оставя домы и стекшись въ храмы, не приклоняютъ слуха къ словесамъ Божіимъ, не исполняютъ долга естества (славословить), не скорбятъ, что состоятъ подъ властію греха, не сокрушаются воспоминая о грехахъ, не трепещутъ суда; но съ улыбкою простирая другъ къ другу руки, домъ молитвъ делаютъ местомъ длинныхъ беседъ.

А ты не только не глаголешь славы, но и другому служишь препятствіемъ, обращая его вниманіе на себя, и своимъ шумомъ заглушая ученіе Духа. Смотри, какъ бы вместо полученія награды за славословіе, не выдти тебе отсюда осужденнымъ вместе съ хулящими имя Божіе.

Нужды телесныя соразмеряй съ часами молитвъ, и приготовься не слушаться помысла, который отвлекаетъ тебя отъ общаго молитвословія. Ибо у діавола въ обычае—въ часы молитвы, подъ предлогомъ благовидной конечно причины, побуждать насъ къ отлучке, чтобы благовидно отвлечь насъ отъ молитвы.

Ибо здесь есть нечто большее, какъ-то: единомысліе, согласіе, союзъ любви и молитвы іереевъ. Іереи для того и поставлены предстоять въ собраніяхъ, чтобъ слабешія сами но себе молитвы народа, бывъ подьяты ихъ сильнейшими молитвами, вместе съ ними восходили на небеса.
Ктому же что пользы отъ проповеди, когда съ нею не соединяется молитва? Прежде молитва,—а потомъ слово.

согласная многихъ молитва великую имеетъ у Него силу.

Да прилежимъ усердной молитве трезвенною мыслію и бодренною душею (это въ храме, на литургіи).—Діаволъ, видя, какъ пламенна и возбужденна душа твоя въ молитве, пойметъ, что путь къ помысламъ твоимъ для него непроходенъ.

Итакъ, принимая участіе въ сихъ священныхъ и таинственныхъ песняхъ, никто не стой здесь съ распущеннымъ вниманіемъ и разслабшимъ усердіемъ, никто въ это время не держи житейскихъ помысловъ, но изгнавъ все земное изъ ума, и всецело перенесшись на небо, такъ возноси всесвятую песнь Богу славы и величія, какъ бы ты стоялъ близъ самаго престола славы, обруку съ Серафимами.

Правость и чистоту жизни ничто такъ не можетъ установить и утвердить, какъ частое бываніе здесь въ храме, и усердное слушаніе Слова Божія. Ибо что пища для тела, то для души наученіе божественными словесами.

Всякому другому делу и занятію будемъ предпочитать пребываніе здесь (въ храме. Ибо скажи мне, что можешь ты пріобресть такого, что могло бы равняться вреду и для тебя и для дома твоего отъ оставленія церковнаго собранія? Хотя бы ты нашелъ сокровищницу, всю биткомъ наполненную золотомъ, и ради того не пришелъ сюда,—все большій потерпишь ты вредъ,—настолько большій, насколько духовное ценнее чувственнаго.

Двоякій получаемъ мы плодъ отъ быванія на церковныхъ собраніяхъ. Не то только бываетъ плодомъ сего, что мы души свои напаяемъ божественными словесами, но   еще   и   то,   что   мы   чрезъ   то   враговъ   своихъ покрываемъ крайнимъ стыдомъ, а братьямъ нашимъ доставляемъ утешеніе и оживленіе.—Ибо когда, подошедши къ симъ священнымъ дверямъ, увидитъ кто, что собравшихся немного, тотчасъ охлаждается и въ томъ усердіи ко храму, какое имелъ, поддается припадкамъ разлененія и разслабши совсемъ, удаляется прочь отъ церкви; а когда увидитъ, что отвсюду со всемъ усердіемъ спешатъ въ церковь и стекаются на служеніе Богу, тогда, хотябы  онъ былъ самый нерадивый и беспечный, это виденіе усердныхъ возжигаетъ и въ немъ равное усердіе.

До последней молитвы будь на богослуженіи, почитая великимъ ущербомъ оставить молитву. Ибо если, вкушая пищу для подкрепленія своей плоти, остаешься безвыходно за трапезой, пока не удовлетворишь потребности, и безъ большой необходимости не легко выйдешь изъ-за стола: то не темъ ли паче долженъ ты до конца оставаться во время духовнаго питанія и укреплять душу молитвою?

Я не говорю: будь целый день въ церкви. Но подари мне два часа дня, а прочіе удержи за собою. Но и эти два часа не мне ты подаришь, а себе,—чтобъ утешиться молитвою отцевъ, чтобъ преисполниться благословеніями ихъ, чтобъ выдти отсюда обезопашеннымъ всесторонне, чтобъ, облекшись здесь во всеоружіе духовное, стать недозязаемымъ и неодолимымъ для діавола.

Такія здесь блага на трапезе (Господней), въ слышаніи (слова Божія и поученій), въ благословеніяхъ, въ молитвахъ, во взаимнообщеніи: а ты въ другія обращаешь очи свои места собраній?

Мы (священнослужители) ответны  за спасеніе васъ здесь присущихъ, а вы—за спасеніе отсутствующихъ. Намъ нельзя вести съ ними беседу лицемъ къ лицу: будемъ вести ее чрезъ васъ, чрезъ ваше ихъ наученіе. Мостомъ некіимъ да будетъ для насъ къ нимъ ваша любовь. Сделайте, чтобъ слова наши чрезъ вашъ языкъ перешли въ ихъ слухъ.

Ибо и когда сидимъ за рукодельемъ, и когда ходимъ, и когда пищу принимаемъ, и когда пьемъ, всегда умомъ можемъ молиться.

Теломъ будемъ работать, а душею молиться. Внешнiй нашъ человекъ пусть исполняетъ свои телесныя делa, а внутреннiй весь пусть будетъ посвящаемъ на служенiе Богу.

Телесно обращаешься съ людьми, а умно беседуешь съ Богомъ.

Ангелы не имеютъ чувственнаго гласа, но умомъ приносятъ Богу непрестанное славословiе. Въ этомъ состоитъ все дело ихъ и этому посвящается вся жизнь ихъ.

По любви сей стараться всегда помнить Его; и кроме того иметь определённое время творить молитву Его по силе своей.

читать: Молитвенное правило / вернуться к началу

 

Кафедральный собор Святых Новомучеников и Исповедников Российских и Святителя Николая в г. Мюнхене

Русская Православная Церковь Заграницей



@copyright 2008-2011, Kathedrale der Hll. Neumärtyrer und Bekenner Rußlands in München