• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Записи из Кафедрального собора Хор Доклад прот. Николая Артемова о жизни прихода

Кафедральный собор Святых Новомучеников и Исповедников Российских и Святителя Николая в г. Мюнхене

Русская Православная Церковь Заграницей

Доклад прот. Николая Артемова о жизни прихода

E-mail Печать

Я буду говорить больше о внешней стороне жизни прихода. Об историческом ее аспекте, о структуре богослужебной жизни, об общецерковных собраниях и деятельности приходского совета, добавлю и несколько слов о преподавании Закона Божия как очень важной части приходской жизни.


Как уже было сказано, приход – это место проявления живого Тела Христова, общение – это взаимосвязь и взаимодействие членов Церкви с Телом Христовым, и если мы вспомним литургию воскресную, то увидим, как медленно мы восходим к причастию: после чтения Священного Писания – перенесение Чаши, затем восход к благословению Чаши, далее восход к «Отче наш…», и наконец, причащаются те, кто готовились. А потом? "Прости приимше божественных, святых, небесных и животворящих, страшных Христовых Тайн"… Священник быстро складывает антиминс, последняя – заамвонная – молитва, и если не тянется проповедь на 45 минут, то здесь такое ощущение, что как бы стартует ракета! Должно что-то произойти… А что? На самом деле это потому, что нам Евхаристия дана для того, чтобы жить этим литургическим духом дальше в мире. Можно сказать, что Господь нас как бы «гонит» в этот мир, чтобы мы действовали. Но что мы должны делать? Конечно, осуществлять опытно красоту Христову, добро Христово, проникать в дух Христов этой нашей жизнью, и поэтому созидание храма как места нашего собрания и храмового действа – очень важно. 

Приход как место проявления живого Тела Христова, организуется не вокруг священника, а по существу – вокруг Епископа. Этого не надо забывать. В наше демократическое время люди очень часто не чувствуют этого, не замечают. Нередко возникает потребительский подход к Церкви и к Евхаристии. Иногда это можно сравнить с Мак-Доналдсом: Мак-Доналдс даже уже устроил так, что можно подъехать на машине, заказать гамбургер и ехать дальше. Еще таких храмов в Европе нет, но кажется, в Америке уже первые организовали – подъедешь, поисповедуешься, проезжаешь дальше и получаешь причастие, а потом едешь дальше по своим делам – быстро и эффективно. У нас этого нет, но аналогичный подход уже рвется в Церковь – через непонимание ее жизненной сути.

У св. апостола Павла (1 Кор. 12; Рим. 12) очень четко сказано о служениях, дарованных Духом Святым, кто пророчествует, кто занимается молитвой исцеления, кто наставляет… И всё это – вокруг епископа, где епископ – там Церковь. Приходы зародились в гонениях, в Римской империи образовались общины, допускаемые законом. Внутренняя организация строилась вокруг пастырей, а церковное имущество строилось по римскому праву, порой во время гонений его конфисковали, затем следовал новый эдикт – и даже возвращали имущество. Но имущество, как известно, не самое главное, когда имущество на первом месте, а единства в приходе нет, сплошные споры. Но когда мы имуществом естественно обросли, то приходится что-то с этим делать…

Так что приход – это то, что мы приняли еще из времен гонений. 

Что касается русской церкви, то на Соборе 1551 года, именуемом «Стоглав», т. е. в допетровские времена, речь шла о живых приходах и их работе. Там особо говорится о просвещении и грамотности, оказывается, много тогда людей было грамотных. Думали тогда о развитии благотворительности, о строительстве богаделен, об устройстве трапез. Потом, при Петре был резкий регламент, последовали ограничения, началось отмирание всех этих структур, ведь миряне живут Церковью, когда живо церковное Тело. Одно в другое взаимопроникает, а не висит в пустоте. 

В структуре прихода большую роль играет староста. Он – выборный. Но очень часто дело оборачивается так, что если кто раз стал старостой, то другим уже нет места. Смены не происходит: появляется некая традиция, «пожизненный староста». Выборы происходят, но с неизменным результатом подтверждения данного старосты. Хорошее в этом – ценят их работу, их вклад. Но нехорошо то, что обычно это следствие «потребительского подхода»: маленькая группа «церковных активистов» и староста во главе. А в целом прихожане превращаются в "захожан" или "прохожан". 

Построение православного прихода, общины, единства её – с чего это начинается? Во введении к «Приходскому Уставу», созданному Поместным Собором 1917-1918 года, сказано, что «при несомненном гонении на Церковь надлежит, прежде всего, выяснить, кто действительно принадлежит Церкви Христовой, кто при опасностях за веру принимает слово апостолов о Христе Спасителе в жизнь вечную». 

Это – основа нашего современного приходского устава. Запись в приходскую книгу в прежние годы в СССР была опасным делом, за это преследовали людей, а теперь ведь нечего бояться, но очень многие не хотят записываться в приход. Это происходит как в России, так и с новоприезжими, например, у нас в Германии, и думается, в других странах тоже. Приход может насчитывать тысячу человек (тех, кто ходит в церковь), а на приходском собрании реально присутствовать будут всего 50 человек. Это не нормально. Нам надо стараться оживлять подход к Церкви. Вот еще цитата из соборного проекта устава, говорящая о восстановлении живых приходов: «Дело воодушевления пастыря «вложить дух жизни в сухие кости положения о православном приходе. Так постепенно и устроится приходская жизнь по всей России в ее обновление из переживаемой духовной разрухи». А дальше, перспектива была такая в 1917-18 гг. – «Возродится душа народная от возрождения веры через приходскую жизнь, возродится и тело народной жизни и наша государственность». 

Сейчас об этом можно начинать думать. А мы, эмигранты, думаем о несколько других вещах, и уж никак не о государственности – для нас это непривычно, далеко.

Теперь несколько слов о молитве и богослужебных кругах.

Монастырский устав (который частично отображается и сегодня на приходе) таков: полунощница, утреня, часы – 1-й, 3-й и 6-й час читаются, затем Литургия. Вечером: час 9-й, вечерня и после ужина повечерье. Что можно из этого сделать на приходе? Если батюшка ревностный, может сделать много. Но часто из этого богатства остаётся лишь минимум. Богослужебный дефицит: раз в месяц, иногда даже не в воскресенье, а в субботу, совершается Литургия. Как люди живут, Господу Богу ведомо. Для полноты веры, привлечения верующих всегда нужен максимум богослужений, высшая ступень. Кафедральный собор, где 2-3-4 священника, как скажем в Сан-Франциско. Ежедневно вечерня с утреней, так как это нужно священнику, готовящемуся к Литургии, но и прихожанам, готовящимся к причастию, Литургия каждый день, ежедневная ранняя, – в воскресенье их две. В большом городе должен был бы быть такой приход. Но это нам не под силу. Так что живем обычно средним уставом: субботы и воскресенья, двунадесятые праздники и праздники среднего разряда – богослужения по расписанию. Храм может быть открыт не каждый день. Грустно, но так. 

Молитвенная наша жизнь – это основа приходской благодатной жизни: она дает преодоление всяких конфликтов, споров, ссор, интриг и, конечно, за этим всем должно стоять нечто совсем иное, чем просто некая "организация" или еще хуже, грубо говоря, некое "партийное дело". Необходима соборность в высшем смысле – единство священника-пастыря с прихожанами. А для того, чтобы всё это обеспечивать даже только с внешней стороны, необходимы достаточно частые церковные собрания. Во-первых, могут иметь место малые церковные собрания. Они нужны, чтобы выявлять людей заинтересованных. В приходе должно действовать сестричество-братство, встречи в вечерний час со священником, может быть, раз в неделю, или без священника, где могут собираться прихожане сами по себе. В мюнхенском Кафедральном соборе каждый четверг какое-то число прихожан собирается, чистят храм, а затем беседуют, делятся разными впечатлениями, рассказывают друг другу о больных и нуждающихся, пьют чай вместе. Это очень хорошее дело, так как через такую работу люди врастают постепенно в общину. 

Большие, общеприходские собрания по Уставу мыслились раз в полгода, но реально проходят раз в год. День объявляется заранее, три воскресенья подряд вывешивается объявление, отмечается мероприятие и в богослужебном расписании. Зовут всех. Здесь нужен кворум, отчётность, выборы. Возраст записи в члены прихода – некогда считалось 25 лет, потом 21 год, сейчас у нас будет 18 лет. Собрания должны быть законными, пишется протокол, который представляется потом архиерею. В современной России с этой формальной стороной немалые проблемы, отзывается это и у нас: люди не регистрируются в списках, что уж говорить о приходских собраниях… 

Дело доходит до того, что непонятно, как организовать Всероссийский Собор: неизвестно, кто должен представлять там приходы и как это организовывать. 

На приходских выборах по нашему современному Уставу раз в 3 года выбирается староста. Но я уже говорил, что в зависимости от обстоятельств бывает, что староста остаётся пожизненно. Участие женщин в приходской жизни полноценное. Женщины могут избираться на любые должности. Кроме клириков, которые по должности пребывают в приходском совете, разумеется и регент. Церковно-приходской совет состоит из казначея и выборных членов совета (их 6), а также представительницы сестричества. Эти люди составляют костяк приходской деятельности. К исполнению возложенных на них советом заданий они могут привлекать других прихожан, происходит распределение ответственности. Каждый месяц собирается приходской совет, каждый месяц отчет по финансам. А ведь в них отражение и деятельности конкретной. 

Но приходским советом работа не ограничивается. Создаются благочиния, и над ними существует общеепархиальный уровень. На пастырских совещаниях с Епископом (например, двухдневных) встречах священников с архиереем (или архиереями) все делятся между собой, рассказывают о своих нуждах. Центр – это Епископ, от него тянутся ниточки ко всей Епархии, он всему голова, он делегирует и он возглавляет собрания благочинных и епархиальные собрания, проводимые обычно вместе с собраниями старост. Так организуется церковная жизнь Епархии, в которой и священники, и дьяконы, и старосты и регенты с певчими, все работают сообща. Церковь – единый организм. И если распределение задач происходит на приходском совете, выбирают помощников из прихода, при постоянном общении со священником, то на следующем уровне подобное отображается и в Епархиальном совете. При сложных вопросах или принципиальных всегда следует обращаться к Епископу. Имущество, собственно говоря, с канонической точки зрения принадлежит исключительно Епископу: он ответствен за сохранность имущества.

Какие темы обсуждаются на приходском совете? Конечно, важное дело – это строительство, постройка новых храмов, ремонтные работы.

Обустройство храма снаружи, изнутри, штукатурка, кухня, покраска крыши, канализация, проветривание, увлажнители – все это дело общее, которое требует не только живых рук, но и денег. От состояния церкви, её хорошего поддержания зависит и наш духовный настрой.

Распределение труда среди прихожан особенно важно при подготовке к Пасхе, к Рождеству, к Троице и другим большим праздникам. Кто покупает цветы, вербочки, как они будут раздаваться, кто украшает храм, где всё это будет на Погребении, у Плащаницы, в Великую субботу – многочисленные тонкости и важные детали должны обдумываться и согласовываться на приходском совете. Обычно многое уже идет по заведенному, но в сущности, если исправен приход, надо это прорабатывать, воспитывая к деятельности новых людей. 

Многое зависит от личности священника – и не только богослужение относится к его ответственности. В его обозрении должна быть и фонотека, видеотека, школа, наконец, богословская деятельность, печать и издание разных материалов. Если возможно, то хорошо создать в приходе маленькую редакционную группу. Расписание служб, во всяком случае, должно быть всегда, и висеть на видном месте, ну а если есть приходской листок, то это еще лучше. В жизни приходов полезен план ежегодных или единовременных мероприятий. Тут могут быть отдельные доклады или регулярные семинары, субботние игры для детей, братство, сестричество, существует иногда даже молодежный отдел, летние лагеря, поездки. Возможные мероприятия выносятся на общее обсуждение ежегодного приходского собрания. В такой деятельности, в дополнение к чисто пастырской, особенно в большом городе (как Париже) есть особый смысл. Надо говорить открыто о том, что сближает приходы, находящиеся в одном городе. Ведь все мы более или менее знаем друг друга, пересекаемся. Здесь есть то, что можно было бы с пользой развивать, обогащаясь взаимно. 

Наконец, Закон Божий. Священнослужитель обязательно должен участвовать в преподавании Закона Божия. Но это не означает, что только священник занимается Законом Божиим, а все другие уклоняются: "ведь я не могу, не знаю, а я не умею". Как это ты не умеешь? Постарайся, узнавай, на первых порах, начни учиться сам… 

Помочь священнику, конечно, могут, и женщины, и мужчины, они могли бы заниматься с детьми Законом Божиим, советоваться со священником и помогать проводить уроки. Священник не должен быть монополистом, чтобы всех других считать ни на что неспособными, и эти «все другие» не должны прятаться от насущных для жизни прихода, для христианской нашей жизни, задач. 

В отношении Закона Божия у нас в Баварии, действительно, очень интересный опыт. Нам пришлось сейчас переписать по-немецки весь наш план обучения Закону Божьему. В Баварии и других некоторых немецких Землях, государство через Министерство Культуры поддерживают преподавание Закона Божьего. В школьный табель вписываются наши оценки. То же самое есть у греков. Но у нас это преподавание уходит вглубь десятилетий – я в детстве сам так учился. Новая наша программа Закона Божьего рассчитана на 12 лет. 

Желательно иметь и дошкольное преподавание при приходах. Дети должны уметь петь «Рождество твое Христе Боже наш…», знать основные молитвы. Вчера у нас в Мюнхене была Литургия, а в предыдущий вечер – всенощная. Оба богослужения пел полностью детский хор. Как это умилительно и радостно… Благодарность тем, кто этим занимается. Ведь что это значит, что дети поют литургию Василия Великого? Представляете себе, что это значит для ребёнка, для его воцерковления, сколько можно вложить по ходу такой работы в души детей! И по той же причине священник непременно должен участвовать в той или иной форме в преподавании Закона Божьего. Закон Божий – это не только передача знаний. Да, знания тоже нужны, но в этом предмете еще сильнее, чем в других должен присутствовать личностный элемент. 

Детям следует иметь возможность свободно, близко общаться со священником. Это важно, потому что Закон Божий по сути – это образование церковности сердца, а предмет «Закон Божий» как бы вспомогательный в отношении духовно-церковной жизни. Главное, чтобы дети участвовали в церковной жизни. Храм должен стать для наших детей местом естественным и своим. Образ пастыря, наставника должен по возможности соответствовать образу Доброго Пастыря, Христа. Это обогащение наших детей, основа их дальнейшей церковной жизни. Могу здесь засвидетельствовать, что именно такое личное влияние имел на молодежь владыка Сергий (Коновалов), знаю это от собственного племянника, столь благодарного Владыке за это. Царствие ему небесное.

Благодарю Вас за внимание.

 

Кафедральный собор Святых Новомучеников и Исповедников Российских и Святителя Николая в г. Мюнхене

Русская Православная Церковь Заграницей



@copyright 2008-2011, Kathedrale der Hll. Neumärtyrer und Bekenner Rußlands in München