Стремление жить по Евангельским заповедям

23.11.2011 12:29
Печать
- В чем святость Новомучеников и Исповедников Российских -
- О пути канонизации и почитании Новомучеников и Исповедников Российских -
- Проповедь Архиепископа Марка в день престольного праздника -
- Прославление Александра Шмореля в сонме свв. Новомучеников российских -
РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД
ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Идея святости выступала на протяжении веков смыслообразующим фактором становления личности. Самое светлое, самое пронзительное, самое красивое, подлинное, это подвиг и страдания ради Христа, опыт положения своей души ради Церкви. Это, действительно, всемирное явление, это то, несомненное, что было в ХХ веке. Прославлено очень много великих святых, подвижников, мучеников, исповедников, святителей, которые достойны, чтобы поинтересоваться их подвигом, и вместе с тем отчего-то они не воспринимаются, умалчиваются, игнорируются. Жития древних святых читаются более увлекательно и заинтересованно нами, чем мученический ад тех, кто жил совсем недавно, в культурно психологической атмосфере, которая нам понятна. Слишком мало похожи эти новомученики на былинных героев, и слишком сильно – на обычных людей. Слишком близко время, когда они жили. Отсюда – слишком не укладываются они в привычные стереотипы святости. Сознание и не готово к разрыву стереотипа.

Если это жития древние, то всегда невероятное, выходящее за пределы здравого смысла, логики, рационального восприятия мира непрестанное чудо, постоянное вмешательство Бога и ангельских сил и яркая победоносность святого над своими мучителями. Если же мы смотрим на акты мучеников ХХ века, то мы не видим ничего подобного. Будто бы нет видимых вмешательств Господа, Пресвятой Богородицы, святых. Не видно той победоносности, напротив – страдания, поражения, раздавливания железным сапогом того или иного христианина. В строго исконном христианском смысле если человек претерпел, хотя его и раздавили, замучили, растерзали, претворили в лагерную пыль, то да, он и есть победитель.

Впервые в истории перед Русской Православной Церковью предстала перспектива широкомасштабных гонений, которые, как показало будущее, оказались несопоставимыми с какими-либо гонениями на христиан в двухтысячелетней истории всей Церкви. И как это нередко имело место в христианской истории, Церковь ответила на эти гонения подвигом мученичества и исповедничества, впрочем, столь же несопоставимым по своим масштабам с аналогичным подвижничеством христиан предшествующих веков.

Мы живем во время утраты церковного сознания, вообще унификации сознания. Если еще в начале ХХ столетия многие подвижники жаловались, что зачастую невозможно отличить верующего человека от неверующего, то теперь этот процесс продвинулся еще дальше. В современном мире все шире явление, когда люди идут к святыне, идут к мощам, но не приходят в Церковь, не хотят и принять от Церкви то, что она предлагает. В настоящее время сведения о жизни и вообще те или иные факты могут быть навязаны человеку, который, с одной стороны, не имеет никакой возможности их проверить, с другой – не имеет почти никаких собственных критериев и средств для их оценки, ибо сам не имеет опытного представления о благочестии. Какой может быть страх Божий в человеке или какое религиозное сознание, если он оглушен пропагандой, а святых отцов или подвижников благочестия и даже Священное Писание читает и изучает мало, во всяком случае не отдает им предпочтения.

Гонения на Русскую Православную Церковь в советской России, если сравнивать их с гонениями на христиан первых веков церковной истории, оказались не только более масштабными по размаху, но и более жестокими и изощренными по методам их проведения. Начинавшиеся в крупных городах церковные гонения по мере распространения на территории страны гражданской войны охватывали провинцию, где они приобретали особенно жестокий и кровопролитный характер. Подвижник же, как и исповедник, и мученик – он и в IV веке подвижник и в ХIV, и в ХIХ,. Он и в I веке подвизался до крови за Христа, и в ХХ у него на первом месте – Христос.

Как правило, прямого отречения от Бога власти не требовали. Чаще требовали другого: от епископов — помочь выявить «контрреволюционное» духовенство, от священников — «контрреволюционных» мирян, та же роль «осведомителей» предлагалась и мирянам. Однако для подавляющего большинства служителей Церкви подобный путь скрытого предательства оказался столь же неприемлем, как и путь открытого отречения. Они хорошо понимали, что предательство своих собратьев равносильно отречению от Самого Христа: «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40). И, соответственно, страдания, вызванные отказом доносить на своих собратьев, равноценны страданиям за Самого Христа. По этой причине можно без всякого сомнения считать всех христиан, пострадавших за отказ как-либо служить советской власти в деле насаждения безбожия, мучениками за Христа. Их страдания — результат принятия Евангелия во всей полноте. Им предлагали делать то, что было противно их христианской совести, именуя это «борьбой с церковной контрреволюцией». Они предпочли смерть. В этом выявилось величие их подвига.

Таких историй подвига страдания за Христа, за Церковь Христову, за ближних своих, чад этой Церкви, — сотни тысяч. И хотя физически к концу 1930-х годов Русская Церковь была практически полностью уничтожена (служили всего четыре-пять архиереев из примерно двухсот, несколько сотен священников из более чем 50 тысяч, бывших до начала большевистского террора), духовно она оказалась не сломлена, ибо, по слову митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), «смерть мучеников за Церковь есть победа над насилием, а не поражение».

Самый кровопролитный этап церковных гонений в советской России, поставивший Русскую Православную Церковь на грань полного физического уничтожения, оказался связанным с периодом так называемого «большого террора» и продолжался с 1937 по 1941 год. За это время по данным Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте Российской Федерации было расстреляно 110700 представителей православного духовенства. К 1941 году на территории СССР оставалось не более 150 действовавших храмов, не более 300 служивших представителей духовенства и 4 правящих архиерея. Среди десятков тысяч уничтоженных в этот период православных христиан находилось большинство канонизованных ныне Русской Православной Церковью новомучеников, которые многообразием своих личностных дарований и величием своих подвижнических деяний явили славу Русской Православной Церкви ХХ века прежде всего как Церкви мучеников.

Новомученики ХХ столетия явили нам беспримерный образец воплощенного идеала русского человека, сохранявшего во всех самых тяжелых земных обстоятельствах: веру, надежду на Бога, любовь, самоотречение во имя ближнего, терпение, сострадание, милосердие, верность, достоинство, другие качества личности, сохранившей в себе образ и подобие Божие. Мученики страдали не потому, что они были сильными, мужественными, крепкими. Это было сознательное действие, это была победа по благодати и по духу. Если люди страдают ради Христа, ради Церкви Христовой, ради имени Божия, то Господь принимает этого человека и его страдания.

Их согласие на страдание… Современному человеку сложно читать о подобном. Психологически это не комфортное чтение. Оно доставляет много неприятных ощущений и обличает нас в том, что мы живем не так, что наша религиозность зачастую носит всего лишь прелестный характер и не имеет  подлинно церковного смысла. Ведь мы ищем чудесного, сладостного, утешительного, а не подлинного подвига, который приближает нас к Христу и того, что требует от нас истина. Необходимо отречение от эгоизма, себялюбия,  и жизненного успеха, на которые ориентируется современный мир. Когда дело дойдет до исповедания Христа мы можем оказаться не готовыми к испытаниям из-за этих привычек. Это серьезный внутренний конфликт, именно он делает некомфортным чтение житий новомучеников.

Зачем нужны новомученики современному христианину? Они учат мужеству, верности, вере, а основная масса людей приходит в храм за здоровьем, чтобы дома все было хорошо. В повседневной жизни мы об этом не задумываемся. А между тем  цель христианина – это пребывание со Христом, ответ любовью на Его любовь. И желать для себя нужно прежде всего приближения к Богу. Тогда почитание новомучеников станет на свое место, потому что мало кто в истории христианства приблизился к Нему так, как они.

В ХХ веке произошло самое важное. Сотни простых русских священников, дьяконов, мирян не пошли на сделку с совестью, не предали своих близких, и, самое главное, не предали Бога, в которого верили всей душой. У многих из них была возможность сохранить себе жизнь: публично отречься от Христа или втайне согласиться на условия тюремщиков. Но они не пошли на это.

Палачи стремились уничтожить саму память о своих жертвах, именно поэтому о Бутовском полигоне и о подобных ему расстрельных местах долгое время вообще никому ничего не было известно. Но мы знаем, что у Господа все живы. Такое сокровище, как новомученики Российские, не могло лежать под спудом. Память о них хранилась в семьях, их истории передавались из уст в уста, воодушевляя молодых разыскивать сведения, собирать по крупицам данные. Если бы не было этого поистине всенародного почитания, не возникло бы ни одного храма в честь новомучеников и исповедников, ни одной иконы.

Прославленные Русской Православной Церковью более чем полторы тысячи новомучеников и исповедников представляют собой лишь малую толику сонма подвижников православного благочестия, утвердивших духовно-историческое торжество Церкви в эпоху беспрецедентных по своей кощунственности и жестокости коммунистических гонений. И противопоставившая гонителям христианства сонм своих новомучеников и исповедников Русская Православная Церковь явила миру неодолимость Церкви в ее духовном противоборстве с одним из самых страшных мировоззренческих искушений в истории человечества. Одной из величайших заслуг Русской Православной Церкви Заграницей является то, что в условиях, когда в России Церковь уничтожалась и потом использовалась властями, будучи вынужденной молчать по многим актуальным проблемам, они все эти десятилетия не только пытались говорить обличающую богоборческую сущность большевизма, правду о том, что представляет собой это движение. Они дали глубокое богословское обоснование того, почему коммунизм оказывается не просто не совместимым с христианством, но оказывается его врагом, в каких бы формах он о себе не заявлял.

На протяжении 70 лет практически полностью лишенная коммунистическим режимом возможности проводить канонизации подвижников благочестия Русская Православная Церковь лишь в 1988 году во время празднования 1000-летия Крещения Руси смогла осуществить канонизацию девяти святых угодников Божиих. Первый подвижник из числа поименно прославленных новомучеников и исповедников Российских св. Патриарх Тихон был прославлен в 1989 году. При этом его прославление оказалось возможным осуществить тогда лишь в чине Первосвятителя, несмотря на то что святой Патриарх Тихон является исповедником, а, возможно, и новомучеником.

Пострадавшие во время гонений ХХ века новомученики и исповедники Российские восстановили в ХХI веке на 80 лет утраченное единство Русской Православной Церкви. Одним из важнейших результатов прославления Русской Православной Церковью Собора новомучеников и исповедников Российских стало воссоединение в мае 2007 года Русской Православной Церкви Московского Патриархата с Русской Православной Церковью за границей.

Почти два десятилетия были временем, когда деятельность, связанная с канонизацией новомучеников и исповедников Российских, стала осуществляться в Русской Православной Церкви последовательно, целенаправленно и с большой интенсивностью. Церковно-административным органом, которому священноначалием Русской Православной Церкви было поручено разработать принципы подготовки и проведения канонизации новомучеников и исповедников Российских и осуществлять окончательную редакцию материалов к канонизации, поступавших на утверждение Святейшего Патриарха, Священного Синода и Архиерейского Собора, стала Синодальная комиссия по канонизации святых Русской Православной Церкви.

Однако главное значение этого периода для истории канонизации новомучеников и исповедников Российских заключалось прежде всего в том, что в это время в процессе изучения поистине необъятного количества материалов, связанных с жизнью и деятельностью многих тысяч погибших во время коммунистических гонений священнослужителей, монашествующих и мирян, были определены и четко сформулированы основополагающие принципы подготовки и проведения канонизаций новомучеников и исповедников Российских. Важнейшим в этом отношении документом стал разработанный Синодальной комиссией по канонизации святых доклад под названием «Историко-канонические критерии в вопросе о канонизации новомучеников Русской церкви в связи с церковными разделениями ХХ века», утвержденный на заседании Священного Синода 26 декабря 1995 года в качестве важнейшего документа, содержанием которого должны были руководствоваться в своей деятельности Синодальная и епархиальные комиссии по канонизации святых.

Один из важнейших критериев – благочестие самого человека, его стремление к совершенному исполнению заповедей Христовых. Человек должен быть в своей личной жизни, прежде всего, христианином. Если в случае с подвижником благочестия изучается его жизнь, а также прижизненные и посмертные чудеса, то в случае с мучеником предпочтение отдается изучению исповеднического подвига, верности Христу в условиях гонений, заключения и мученических страданий. Синодальная комиссия по канонизации святых исходила из тщательного анализа конкретных обстоятельств гибели. Продолжается причисление к сонму новомучеников все новых и новых святых. Венцы им Бог и без канонизации дал, а вот, что бы мы осознали их святость нужно время и реальное понимание, что они молитвенно участвуют в нашей жизни. Подвиг новомучеников сегодня недостаточно известен и недостаточно воспринят сознанием большого числа наших соотечественников. Истории все одна к одной. Читаешь: привезли, допрос, приговорен к расстрелу, расстрелян. Схематично даже. Но факт мученичества всегда имеет свой неповторимый контекст и необходимо привлечь всю историю жизни новомученика. Значение и ценность материалов следственных дел несмотря на имеющие в них место попытки следователей фальсифицировать показания подследственных, заключаются в том, что скрепленные подписью находившегося под следствием христианина они становились свидетельством его позиции накануне кончины.

Важнейшей особенностью гонений на Церковь являлось то обстоятельство, что арестовывавшиеся в 1920-30-е годы священнослужители и миряне обвинялись, как правило, в политических преступлениях и на следствии от них крайне редко требовали прямого отречения от Христа или конкретного отказа от церковного служения. Главной целью следователей было всеми средствами, в том числе и жесточайшими физическими и моральными истязаниями, заставить свои жератвы признать возводимые на них политические обвинения, назвав при этом как можно больше имен соучастников якобы совершавшихся ими преступлений. Поэтому не способность арестованного христианина исповедовать на следствии устами свою верность Христу, а его способность удержаться под пытками от признания инкриминировавшегося ему мнимого преступления и соучастия в нем невинных людей следует рассматривать как исполнение христианином своего главного нравственного долга перед Христом в условиях гонений этого периода времени. Тот, кто подвергся аресту и судебно-следственному произволу, оказался в полном одиночестве и безвестности перед лицом мучительной смерти, и вновь делал выбор: подписать ли предъявленные ложные обвинения в контрреволюционной деятельности или, уповая на Бога, не клеветать на себя и на Церковь, которая контрреволюционной деятельностью не занималась. Перед каждым стояла сверхчеловеческая задача: преодолеть свое человеческое естество, не искать выхода из ужасного положения, не искать помощи у людей, отказаться от всяких попыток сохранить свою жизнь, оставаясь верным и идя до конца за Христом в жизнь вечную. В богослужебной и агиографической традиции именно Русской Православной Церкви слово «страстотерпец» стало впервые употребляться применительно к тем русским святым, которые, подражая Христу, с терпением переносили физические и нравственные страдания или смерть от рук политических противников.

Конечно, великое чудо канонизации Новомучеников и Исповедников не могло нас изменить разом и существенно. Память о древних святых передается из века в век, по всем странам и народам – так прославил их Господь. Ведь когда человек получает помощь по своим молитвам к какому-либо святому, он стремиться рассказать об этом другим людям. Поскольку новомученики прославлены, по человеческим меркам, не так уж давно, информация о них просто не успела еще широко распространиться, впитаться в народную жизнь. Не стоит забывать и о том, что, по большей части, головы наших современников заняты иными вещами: заботой о хлебе насущном, суетой, развлечениями.

Почитание «складывается» из многого, в том числе и из внезапных воплей души к тем, чье страдание вдруг коснулось и нас. В каком-то смысле самое важное свидетельство реальности почитания памяти святых новомучеников заключается в том, что именами действительно почитаемых святых люди, особенно живущие активной церковной жизнью, охотно называют своих чад. Среди подходящих и приносимых к Чаше детей до 10 лет многие носят имена Николай, Тихон, Алексий; очень многие девочки носят имя Елизавета, Александра или имена великих княжон, – образ святой преподобномученицы Елизаветы обладает удивительной притягательной силой; наверное, даже в те поистине героические и одновременно трагические годы немного было у нас людей, обладающих такой внутренней цельностью и преданностью Божией правде, как святая Елизавета Феодоровна.

Сейчас в каждой епархии продолжается работа по сбору сведений о пострадавших за веру, готовятся материалы для канонизации еще не прославленных святых. В Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете существует уникальная База данных «За Христа пострадавшие». В Базе данных Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета собираются сведения обо всех за Христа пострадавших, в том числе и о тех, вопрос о канонизации которых не стоит. Кратко ее можно охарактеризовать как базу данных репрессий по отношению к Русской Православной Церкви в ХХ веке. На основе Базы данных издана монография «За Христа пострадавшие», содержащая более 4000 биографических справок. На 1 января 2007 г. на сайте ПСТГУ ( www.pstbi.ru ) представлено 29000 биографий.

В Базе данных более ста реквизитов, они могут повторяться. Есть немало биографий, которые содержат сотни отдельных фактов. Общее количество таких исторических микрофактов в Базе данных миллионы. Микрофакты в истории – это факты из жизни отдельных людей, не только монархов и крупных политических деятелей, но и священников, певчих, сторожей – в нашем исследовании – всех репрессированных за веру православных христиан. База с помощью компьютера позволяет вывести списки всех людей, проходивших по одному делу; всех, служивших в избранной области, городе, храме; учившихся в конкретном учебном заведении и т.п. Кроме того, можно определить источник каждого факта, отмеченного в базе. База данных является незаменимым источником, к которому часто обращаются иконописцы. Сохранившиеся тюремные фотографии (пропуск на расстрел) лиц тех, кто уповал на Господа, поражают спокойствием. Было что-то величественное в облике духовного человека перед лицом вечности. И в этой его готовности умереть за Христа и внутреннем спокойствии было столько красоты и духовной силы, что это устрашало мучителей.

Разные графики строились, когда в Базе данных насчитывалось 3, 10, 20 тысяч пострадавших. Качественно картина волн гонений оставалась неизменной. Волны пропорционально росли вверх. Таким образом, База позволяет произвести оценку общего числа пострадавших за Христа в ХХ веке в России от полумиллиона до миллиона человек и окончательных размеров волн гонений. Так, например, график показывает, что репрессии, направленные на иерархов – Высшее Церковное Управление Русской Православной Церкви – имели плановый, регулярный характер и поэтому можно сказать, что главный удар богоборческой власти был направлен на иерархов Русской Православной Церкви. Интересно сравнить оценку, полученную по Базе данных ПСТГУ с результатами работы Комиссии Священного Синода Русской Православной Церкви по канонизации новомучеников и исповедников, куда поступают сведения от правящих архиереев. Результаты сравнения по этим совсем разным критериям оказываются поразительно близкими.

В базу данных поступают многие ранее неизвестные факты о пострадавших. Гонения, война сделали свое дело – память о мучениках практически была стерта. Из сотен тысяч пострадавших за Христа менее тысячи были названы родственниками. Конечно, в начале 90-х годов многие старые люди не верили, что репрессии не вспыхнут вновь. Но главное все-таки было в уничтожении связи поколений, как следствие гонений и войн, потому что свидетели или умерли, или молчали при жизни. База данных, изначально призванная только лишь собрать и сохранить оставшиеся после разрыва поколений крупицы народной памяти, сама служит ее восстановлению и излечению трагического разрыва. Очевидно, что происходит медленное обретение памяти. Воссоздаются связи между новыми тысячами современных людей, уже обретших веру или идущих к ней, с нашими святыми – родными по крови.

Статистика имен по БД «За Христа пострадавшие»

Мужские: Иван 2005, Николай 1681, Александр 1487, Василий 1426, Михаил 1130, Петр 944, Алексей  827, Павел 703, Владимир 667, Сергий 636

Женские: Мария 624, Анна530, Александра 362, Евдокия 314, Прасковья 222, Татьяна 221, Анастасия 212, Екатерина 202, Ольга 184, Елена 140

Точно установить про большинство новомучеников, в честь кого они названы, невозможно. Однако Николаев в святцах было всего семь, и святитель Николай среди них самый чтимый, поэтому, очевидно, в честь него названо большинство новомучеников из почти тысячи семисот Николаев. Поэтому тропарь Святителю Николаю «Правило веры и образ кротости» может служить выражением духовного идеала новомучеников и исповедников Российских ХХ века. «По имени и житие» – стереотипная формула житий.

Каждый день в году есть пострадавшие, списки включают от 20 имен до 161 имени скончавшихся. Самый крупные репрессии приходятся на 17 февраля и 28 декабря. 17 февраля число погибших – 161 (151 расстрелянных), в том числе пять епископов, число арестованных – 113. 28 декабря число арестованных наибольшее – 399, из них три епископа, число погибших – 81.

Опыт существования Церкви Христовой в богоборческом государстве в прошедшем веке еще ждет своего исторического, агиографического и богословского осмысления, и, несомненно, именно этот опыт будет тем бесценным вкладом, который Русская Церковь принесет в сокровищницу Вселенского Православия.

(составлено по материалам о новомучениках на сайтах fond.ru,/ pravmir.ru,/ ruskline.ru,/ zavet.ru,/ religions.unian.net,/ pravoslavie.ru,/ www.mospat.ru )